Алмиэон
В фэндоме зачастую возникают вопросы про смертность/бессмертность Диора и про то, почему детям Эльронда было дано право выбирать, судьбу какого народа они хотят разделить, а эльросовским вроде как нет.

В мире Арды действуют определенные законы и, надо полагать, Эру дает Валар право толковать их и изменять. Подобное происходит, по-видимому, в вопросе полуэльфов. В «Квенте Сильмариллион» 5 тома Манвэ формулирует правило, которое действует в отношении потомков эльфов и людей:

«Then Manwë gave judgement and he said: ‘To Earendel I remit the ban, and the peril that he took upon himself out of love for the Two Kindreds shall not fall on him; neither shall it fall upon Elwing who entered into peril for love of Earendel: save only in this: they shall not ever walk again among Elves or Men in the Outer Lands. Now all those who have the blood of mortal Men, in whatever part, great or small, are mortal, unless other doom be granted to them; but in this matter the power of doom is given to me».

«Тогда Манвэ принял решение, и сказал он: «Я прощаю Эарендэлю нарушение запрета, и беда, что он навлек на себя из любви к Двум Народам, не падет на него; не падет она и на Эльвинг, что подвергла себя опасности из любви к мужу; но лишь в одном они будут ущемлены: никогда не ходить им среди эльфов или людей во Внешних Землях. Все, у кого в жилах течет кровь смертных людей – велика ее часть или мала – смертны, если другая участь не будет дарована им; но в этом деле власть решить их судьбу дана мне». (с) пер. Юлии Понедельник

Как видно из цитаты, по умолчанию все, в ком есть смертная кровь, – смертны. Поэтому и Диор согласно этому правилу должен быть смертным (по крайней мере, до смерти, поскольку велика вероятность того, что в Чертогах Мандоса судьбу его могут изменить, чтобы не разлучать c Нимлот; возможно также, что и его сыновьям тоже дадут право выбора). Это подтверждается тем фактом, что Диор растет и живет по людскому циклу, поскольку он женится уже в 27 лет[1] и к 33 годам[2] имеет трех детей, в то время как эльфы вступают в брак, как правило, после достижения ими 50 лет[3]. Таким образом, и по правилу, оглашенному Манвэ (хоть и постфактум), и по факту он является смертным, и права выбора до смерти у него не было. Правда, некоторые вольны сказать, что Диору могут и не дать такого права, поскольку на момент рождения оба его родителя были смертными, однако мне почему-то кажется, что он мог пожелать иной судьбы (из-за собственного мировоззрения и Нимлот). Лутиэн может и избрала участь смертных, но во всем другом она должна была оставаться истинным эльфом. Такое, в частности, говорится об Арвен:

«Although she had become mortal, by nature she was still Elvish…»

«Хотя она стала смертной, по своей природе она по-прежнему оставалась эльфом…» (с) «The Lord of the Rings: A Reader’s Companion», p. 701.

Соответственно, Диор и мог унаследовать от нее эльфийское мироощущение.

Одним из аргументов, приводимых сторонниками Диора-с-эльфийской-судьбой, является следующая цитата:

«and there was born Dior Aranel the beautiful, who was after known as Dior Eluchil, which is Thingol's Heir. No mortal man spoke ever again with Beren son of Barahir; and none saw Beren or Luthien leave the world...

Then Beren arose and left Tol Galen, and summoning to him Dior his son they went north to the River Ascar; and with them went many of the Green-elves of Ossiriand.»

«и там родился прекрасный Диор Аранель, который позднее был известен под именем Диор Элухиль, сиречь Наследник Тингола. Ни один смертный человек не говорил с тех пор с Береном, сыном Барахира, и никто не видел, как Берен и Лутиэн ушли из мира…

Затем Берен восстал и оставил Тол Гален и, призвав сына своего Диора, отправился на север к реке Аскар; и за ним последовало множество Зеленых эльфов Оссирианда.» (с) Опубликованный Сильм.

Сказано, что ни один смертный больше не говорил с Береном, однако после гибели Тингола Берен призвал к себе Диора и эльфов Оссирианда и разгромил гномов. Таким образом, конкретно из этой цитаты, если воспринимать все буквально, вытекает вывод – раз ни один смертный человек («mortal man»; кстати, Мандос именно так называет Эарендиля) не говорил с Береном, то получается, что Диор – не «смертный человек». Конечно, может быть вариант, что они общались с помощью эльфийской системы жестов или письменно, но это, естественно, абсурд.

Предлагаю объяснение этой коллизии. Проблема эта текстологическая. В «Квенте» 4 тома, где появляется фраза про «ни одного смертного», у потомков эльфов и людей была судьба эльфов [до этого идет описание характерных черт эльфов, потом приписка]:

«And of like fate were those fair offspring of Elf and mortal, Eärendel, and Elwing, and Dior her father, and Elrond her child».

«И похожую судьбу разделили потомки эльфов и смертных, Эарендель и Эльвинг, и ее отец Диор, и ее дитя Эльронд». (с) SM, «Quenta», p. 121

В «Квенте Сильмариллион» 5 тома фраза про «ни одного смертного» сохранилась, но появилась идея про смертность потомков эльфов и людей (выше, самая первая цитата). В общем, это вполне могут быть издержки черновиков, как то часто случается. А уж строки про поздний Дориат в Сильме довольно ранние и обрывочные...

Другим свидетельством эльфийской судьбы Диора некоторые называют его прозвище – «Аранель». Якобы оно переводится как «благородный эльф». Однако нам известно использование этого имени у человека – в случае Анкалимэ:

«In that time the people began to speak of her as Emerwen Aranel, the Princess Shepherdess».

«В то время говорили о ней как об Эмервен Аранель, Принцесса-пастушка» (с) «Unfinished Tales», «Aldarion and Erendis», p. 269.

В этом случае «Аранель» переводится просто как «принцесса». В случае Диора оно может иметь подобное значение, говорящее о его благородном происхождении.

И наконец, сторонники теории Диор – бессмертный в качестве доказательства приводят тот факт, что его брак с Нимлот не назван в числе браков эльдар и эдайн. Хочется спросить, почему тогда брак Эарендиля-смертного и Эльвинг-бессмертной (раз уж родители у нее не смертны) тоже?

В общем, непреложных аргументов в пользу Диора-эльфа я не вижу, наоборот, много фактов говорит против этой гипотезы.

Теперь хочу проанализировать возможность выбора, которую предоставили некоторым полуэльфам. В «Сильмариллионе» сказано следующее:

«And this is my decree concerning them: to Earendil and to Elwing, and to their sons, shall be given leave each to choose freely to which kindred their fates shall be joined, and under which kindred they shall be judged.’»

«И вот мое решение касательно них: Эарендилю и Эльвинг, а также их сыновьям, будет дано позволение свободно выбрать, судьбу какого народа они хотят разделить и с каким народом их будут судить».

Почему же тогда дети Эльронда все равно выбирают свою судьбу, несмотря на решение своего отца? Ответ, мне кажется, выводится из самого правила: «Все, у кого в жилах течет кровь смертных людей – велика ее часть или мала – смертны, если другая участь не будет дарована им». Т.е. смертность для потомков эльфов и людей естественна, а решения Манвэ – исключения. Поэтому, возможно, несправедливо было бы лишать Элладана, Эльрохира и Арвен возможности стать смертными лишь потому, что их отец решил избрать судьбу Перворожденных (т.е. декрет Манвэ как бы нарушает естественный ход вещей). В то же время дети Эльроса такого выбора лишены, поскольку судьба людей им уготована «по умолчанию», если только Манвэ не решит по-иному. Не знаю, значит ли это, что удел человека не столь ценен или же, напротив, дар людям более велик, так что Эру желает наградить им побольше полуэльфов.

[1] Dior born (in Tol Galen?) c.470. (c) WJ:350
497 Dior weds of the Green-elves > Dior weds Nimloth. (c) WJ:349

[2] 500 Birth of the twin sons of Dior, Elrún and Eldún. (c) WJ:349
503 Elwing the White daughter of Dior born in Ossiriand. (c) WJ:351

[3] The Eldar wedded for the most part in their youth and soon after their fiftieth year. (с) MR:210

@темы: синдар, полуэльфы