17:15 

История "Хоббита"

Алмиэон
Обновление. Подглава 2 "Примечание к тексту". Внизу под катом есть ссылка на самиздат, если тут неудобно читать.

(ii) Примечание к Тексту

"К тому времени как он добирается домой, Эдит уже легла спать и в доме темно. Толкин растапливает печку в кабинете и набивает трубку. Конечно, надо было бы поработать над своими заметками к завтрашней лекции, но он, не удержавшись, достает из ящика стола неоконченную рукопись истории, которую пишет развлечения ради -- и для себя, и для детей. По всей видимости, это пустая трата времени. Уж если заниматься чем-нибудь подобным, так лучше "Сильмариллионом". Но все-таки что-то заставляет Толкина ночь за ночью возвращаться к этой забавной сказочке -- по крайней мере, мальчиков она, похоже, забавляет. Он садится за стол, вставляет в ручку новое перо (он предпочитает ручку-вставочку автоматическим ручкам), открывает бутылку с чернилами, берет лист из старой экзаменационной работы (на оборотной стороне -- чье-то эссе о "Битве при Мэлдоне") и начинает писать: "Бильбо открыл глаза и не понял, открыл он их или нет: вокруг царила такая тьма-тьмущая, словно он их вовсе не открывал. Поблизости никого не было. Можете себе представить, как он перепугался!.."

[488]

Оставим его, пожалуй. Толкин засидится за столом до половины второго или до двух, а то и позже. Вся Нортмур-Роуд спит, и только скрип пера нарушает царящую вокруг тишину". (пер. А.Хромовой)

-- Хэмфри Карпентер, "Толкин: Биография", стр. 120-21.
Предыдущий отрывок из главы "Жизнь в Оксфорде" в "Биографии" Карпентера завершает вымышленный досуг типичного "дня в жизни" Дж.Р.Р.Толкина. Хотя он и забавен, но далеко не точен, чтобы быть рассказом о написании "Хоббита". С одной стороны, текст, который цитирует Карпентер не Рп. (см. стр. 153), но опубликованная книга (см. "Аннотированный Хоббит", стр. [115]). Но также и не рукопись "Хоббита", написанная на обратной стороне студенческих экзаменационных работ, за исключением единственной страницы;11 я предполагаю, что Карпентер сбился здесь, путая рукопись "Властелина Колец", части которой писались на любом клочке бумаги, попадавшем в руки ее автора во время нехватки бумаги из-за войны, в том числе из экзаменационных работ студентов, с рукописью "Хоббита", которая содержала очень мало постороннего материала. И наконец, идея о том, что Толкин писал книгу, работая допоздна, честно дополняя каждую ночь после долгого дня рутинной академической работы, не имеет свидетельств в ее поддержку, и много фактов говорит против. С одной стороны, письма Толкина полны ссылок, которые ясно дают понять, что почти все его творческие записи были сделаны не во время семестра, а в течение его слишком коротких каникул между академическими семестрами, и его сын Кристофер подтверждает (в личной беседе), что это обычный пример того, как писал отец.

Физические свойства рукописи также свидетельствуют о периодических быстрых всплесках в написании, а не ночном усердии, как думает Карпентер. Так Карпентер сам отмечает в другом месте:

"Судя по рукописи "Хоббита", основная часть сказки была написана за сравнительно короткий промежуток времени: чернила, бумага и почерк везде одни и те же, страницы последовательно пронумерованы, и деления на главы почти не наблюдается. К тому же, похоже, Толкин писал бегло, почти не колеблясь, потому что в тексте очень мало зачеркиваний и исправлений". (пер. А.Хромовой)

-- Карпентер, стр. 177-8.

Фактически, как мы увидим, есть очень много изменений, сделанных в черновике в процессе написания, и многие были сделаны позже. Части рукописи показывают признаки того, что были написаны в большой спешке, в то время как в других местах - аккуратный чистовик. И при этом предположение Карпентера не учитывает нескольких резких разрывов в Рп.,

[489]

когда полностью меняются почерк, имена персонажей и бумага. Большие части последовательны в стиле написания и используемой бумаги, и есть не более чем три внезапных и заметных изменения в писчей бумаге и почерке, первое и последнее из которых почти наверняка связаны с продолжительными перерывами, которые Толкин описывает в своем письме в "Обсервер". Вкратце, ситуация намного более запутанная, и в то же время более интересная, чем указывает Карпентер.

Настоящий текст выстраивается вокруг главных перерывов в написании Рп., которые происходят в середине первой главы (между 12 страницей машинописи и 13 страницей рукописи) сразу после начала нынешней Главы IX (между 118 и 119 страницами рукописи) и приблизительно трети нынешней Главы XV (после стр. 167 рукописи). Самая первая стадия написания, которая возникла из быстро и небрежно написанной строки "В норме в земле...", которую я называю Первой Фазой, ныне представлена шестью сохранившимися страницами рукописи (неполный черновик, примерно соответствующий страницам 25-32 первого издания и страницами 45-54 "Аннотированного Хоббита") и двенадцатью страницами машинописи, которая заменила этот ранний черновик до того, как недостающие страницы были утеряны. Их я называю "Фрагмент Прифтана" и "Машинопись Бладортина" после того, как в каждом использовались имена дракона и мага соответственно.

Вторая Фаза начинается с 13 страницы рукописи с того момента, где кончается 12 страница Машинописи Бладортина, завершающая ее последним предложением. Написанная на хорошего качества "писчей" бумаге, она является главной стадией работы Толкина над книгой. Однажды Толкин признался: "Говорят, труден только первый шаг. Вот уж не думаю. Кажется, "первые главы" я могу писать до бесконечности. И ведь сколько их уже понаписал!" (Дж.Р.Р.Т Чарльзу Ферту, 17 февраля 1938 г.; "Письма", стр. 29; пер. С.Лихачевой). Вторая Фаза характеризует стадию, на которой интригующее начало вылилось в почти завершенную повесть. Учитывая ее размер (свыше 150 страниц рукописи), неудивительно, что эта фаза прерывалась несколько раз, чтобы составить план или сделать набросок "примечаний карты" предстоящих частей. Эти различные перерывы детально описываются в основном тексте, который последует; пока, поскольку мы должны отметить только главный перерыв, который наступил в середине Второй Фазы, только в моменте, когда Бильбо и двенадцать оставшихся гномов попадают в засаду и пленены лесными эльфами, в том месте, где теперь начало Главы IX. Здесь Толкин очевидно сделал паузу на несколько месяцев, потому что, когда возобновил работу, он использовал совершенно отличный тип бумаги. Это были нелинованные оборотные стороны линованных листов писчей бумаги, вероятно полученных из неиспользованных студенческих экзаменационных буклетов. Таким образом, Вторая Фаза распадается на две различный части: страницы 13-118 рукописи написаны на хорошего качества "писчей"

[490]

бумаге, которой отдает предпочтение Толкин (эту же бумагу он предпочитает во время написания "Властелина Колец") и страницы 119-167 рукописи на немного менее качественной бумаге.

Третья Фаза, которая видела завершение первоначального черновика, может быть разделена на несколько стадий подобно фазе, которая предшествовала ей. Сначала Толкин вернулся к началу повести и создал Первую Машинопись, охватывающую нынешние Главу I по Главу XII и часть Главы XIV. Затем он сделал рукописную чистовую копию рукописи Главы XIII и вставил ее в машинопись. Наконец, что самое важное, он завершил повесть, добавив еще сорок пять страниц очень спешно написанной рукописи на той же бумаге хорошего качества, что и большая часть Второй Фазы. Эта заключительная часть, которая начинается в Главе XIV (заключительное предложение снова осталось незавершенным на последней странице машинописи) и охватывает Главы с XV до конца книги (т.е. до Главы XIX), почти наверняка была написана в декабре 1932 г. и январе 1933 г. Получившаяся совокупность машинопись/чистовая копия/рукопись, иногда называвшаяся Толкином "домашняя рукопись" (см. Дж.Р.Р.Т. к Сюзан Дагналл, письмо от 4 января 1937 г.; "Письма", стр. 14), затем обращалась среди друзей Толкина на протяжении нескольких лет. Летом 1936 г.12 Толкина попросили представить "Хоббита" издательству "Аллен энд Анвин", так что он в это время расширил Первую Машинопись, чтобы она включала Главу XIII, оставшуюся часть Главы XIV и Главы с XV по XIX до конца книги.

Кроме Первой Машинописи существует другая копия завершенной повести. Долгие годы работники Маркветтского университета, а также исследователи, работающие с первоначальными рукописями, были озадачены наличием второй машинописи, которая в некоторых местах казалась более ранней, чем та, которую я называю Первой Машинописью, но в других была явно позднее.13 Том Сантоски решил эту проблему, наглядно показав, что текст, который я называю Второй Машинописью, был сделан после Первой Машинописи и происходит от нее, однако он был отвергнут Толкином, который вместо него осуществил на Первой Машинописи последний слой исправлений перед представлением; таким образом она стала "Машинописью для Печатников" (т.е. текстом, на основе которого типография издает книгу). Подсказка в "Биографии" Карпентера позволяет нам восстановить историю после создания второй машинописи, установить ее связь с первой машинописью и понять причину, по которой она в конечном счете была отвергнута в пользу ее предшественника.

Поскольку Толкин, что характерно, делал много исправлений в своей машинописи, когда перечитывал всю повесть и подготавливал ее к представлению издателю, необходимость в чистой машинописи стала бы очевидной, особенно учитывая неразборчивый почерк Толкина. У самого Толкина не было времени для выполнения этой обременительной

[491]

задачи, так что он поручил своему сыну Майклу сделать вторую машинопись, которая включала бы все изменения (написанные по большей части от руки черными чернилами) в оригинале. Согласно Карпентеру Майкл, которому тогда было шестнадцать, серьезно повредил руку разбитым стеклом, так что печатал он одной рукой (Карпентер, стр. 180).14 Хотя Карпентер не различает между собой две машинописи, ясно, что Вторая Машинопись была сделана не Толкином, а неопытной машинисткой, которая часто пропускала или неправильно читала слова, время от времени пропускала строки, иногда испытывала трудность из-за почерка Толкина, и вообще создала низкокачественный текст. Как грандиозная работа, предпринятая послушным сыном и очевидно завершенная в очень короткий промежуток времени, Вторая Машинопись говорит о сыновьем благочестии, однако точным текстом ее, к сожалению, назвать нельзя. Даже после тщательного исправления Толкином, она по-прежнему была хуже по сравнению с довольно потрепанной к этому времени Первой Машинописью, которая вследствие этого стала копией, в конце концов отосланной Толкином в "Аллен энд Анвин" (3 октября 1936 г. согласно Карпентеру; см. "Письма", стр. 14), а оттуда к печатникам, Братьям Анвинам.

В конечном счете, однако, это удача, что существует Вторая Машинопись, потому что она дает нам возможность датировать некоторые изменения, сделанные Толкином. Как он исправлял рукопись в двух различных стадиях (чернилами во время написания или вскоре после него и карандашом позднее, когда подготавливал ее к замене машинописью), таким же образом он исправлял слоями и Первую Машинопись, и часто неясно, датируется ли данный вариант текста временем, когда он завершал историю (т.е. исправления, сделанные в процессе печатания или не намного позже) или несколькими годами позже, когда он подготавливал текст для представления издателю. Однако сравнение с соответствующими частями Второй Машинописи часто решает этот вопрос: если исправление, сделанное чернилами на Первой Машинописи, включается во Вторую Машинопись, тогда оно принадлежит раннему слою изменений; если, напротив, написано на обоих машинописях, тогда это вообще часть позднего слоя исправлений. Проблема осложняется двумя факторами. Во-первых, Толкин обводил исправления чернилами, чтобы поправить случайные пропуски и ошибки Майкла. Поначалу это привело работников Маркветтского университета, которые видели, что эти части появляются как добавления чернилами к одной машинописи (Майкловской), но, как первоначально напечатано, в другом (Толкиновском), к тому, чтобы принять эти исправления за новые добавления к тексту, предпринятые в другой машинописи, и таким образом предположить, что Машинопись Майкла предшествовала "Машинописи для Печатника". Во-вторых, даже после того, как он отвергнул Вторую Машинопись как текущий текст, Толкин продолжал скурпулезно вносить в нее исправления, которые он сделал на Первой Машинописи. Таким образом,

[492]

позднейшие изменения, по-видимому, добавлены в оба варианта. Фактически Вторая Машинопись стала для Толкина запасной копией, которую он мог использовать для воссоздания повести, если конечная "Машинопись для Печатника" была бы утрачена на почте, уничтожена в результате несчастного случая у печатников или подверглась бы некой другой беде.

По большей части, хотя и все исправления включены на страницах рукописи, я не отмечаю изменения между рукописью и машинописью (машинописями), так как они неизменно приближают повесть к ее привычной опубликованной форме, хотя при случае упоминаю, когда какая-то важная строка или событие вводится в историю между черновиком и публикацией (например, дополнение, первая машинопись, вторая машинопись или корректура на страницах). Подобным образом я лишь редко отмечаю изменения, сделанные между машинописями и корректурой на страницах, или вообще упоминаю про корректуру на страницах; любой исследующий три набора корректуры на страницах15 в Маркветтском университете будет глубоко поражен предельным вниманием Толкина к деталям, его способности к обнаружению потенциальных расхождений и его дару (без сомнения, развитому в течение годов практики с академическими публикациями) замены проблематичных отрывков новым текстом, который занимает то же самое пространство, однако обращение к каждому изменению, сделанному на каждой стадии, потребовало бы издания, которое содержит разные варианты текста, - достойная цель, но за пределами возможностей этой книги.

С материалом, который я назвал Четвертой Фазой, мы вступаем в период истории "Хоббита" после публикации. Хотя книга была настолько успешна, что почти сразу потребовалось продолжение, в поздние годы Толкин несколько раз возвращался к первоначальной истории и переписывал некоторые ее части для лучшего соответствия развивающейся концепции Средиземья и роли, которую история приключения Бильбо играла в нем. Первое и наиболее важное из этих изменений - то, что я называю здесь Четвертой Фазой: переработка встречи с Голлумом в Главе V, чтобы привести в соответствие действия этого персонажа с тем, что написано о нем во "Властелине Колец" (тогда еще неопубликованном и все еще незавершенном). Это проявление силы, ловкости и изобретательности, возможно, самая славная сцена, когда-либо написанная Толкином, была набросана в 1944 г., отослана в "Аллен энд Анвин" в 1947 г. и опубликована как "второе издание" "Хоббита" в 1951 г.

Другой важный текст, относящийся к "Хоббиту", - "Поход к Эребору", первоначально написанный в начале 1950-х гг. как часть Приложения А "Властелина Колец", но в конечном счете опущенный из-за нехватки места. Он представляет историю Бильбо, особенно во вступительной главе книги, с точки зрения Гэндальфа и в контексте войны против Саурона. Хотя это и увлекательная и значимая часть, я не включил ее сюда, потому что ее легко найти в других местах: различные черновики и отрывки из нее опубликованы в "Неоконченных Преданиях" (стр. 321-36), "Аннотированном Хоббите" (исправленное издание, стр. [3671-77]), "Войне Кольца" (HME VIII, стр. 357-8) и "Народах Средиземья" (HME, стр. 28 и далее).

Это подводит нас к нашему последнему тексту, "Хоббиту" 1960 гг., представляющему Пятую Фазу работы Толкина над книгой. В этом ранее неопубликованном материале, Толкин возвратился к проблемам "Похода к Эребору" и намеревался переписать всего "Хоббита" в стиле "Властелина Колец". Хотя он мудро оставил эту затею в начале Главы III, этот захватывающий проблеск в совершенно отличном подходе к повести помогает нам оценить историю без перемен во всем остальном, кроме того он предоставляет некоторые интересные и прежде неизвестные детали о маршруте Бильбо. Несколько лет спустя, когда американский издатель попросил Толкина подправить "Властелина Колец" и "Хоббита", чтобы получить американскую защиту авторских прав против издания, только что выпущенного "Эйс-букс" без разрешения автора, он сделал несколько изменений в "Хоббите" 1960 г., но по большей части воздержался от исправлений, кроме незначительных. Можно было бы назвать это "Шестой Фазой" работы над книгой, но если так, то это была бы единственная фаза, которая была навязана Толкину снаружи, а не возникла изнутри. Поскольку изменения "третьего издания" 1966 г. незначительны и очень хорошо зафиксированы Дугласом Андерсеном в "Аннотированном Хоббите", я не привожу их все здесь и вместо этого отсылаю читателей к его превосходной книге или к авторитетной "Описательной Библиографии" Хэммонда, стр. 28-39.

Больше информации о каждой стадии содержится во вступлении к каждому разделу книги.

zhurnal.lib.ru/editors/a/almieon/h_of_h.shtml

@темы: история хоббита, переводы

URL
   

Гондолин

главная