20:18 

Перевод "Истории Хоббита"

Алмиэон
Решил начать переводить этот двухтомник Рэйтлиффа. Года полтора, думаю, мне хватит. Буду выкладывать логически завершенные отрывки по порядку с самого начала. Критика стиля приветствуется :). Для тех, кто не знает, это что-то вроде серии "Истории Средиземья", где публикуются черновики. В данном случае это черновики к "Хоббиту".

[476]

ВВЕДЕНИЕ

Эта книга впервые предлагает полное издание рукописей "Хоббита" Дж.Р.Р.Толкина, теперь в Специальном Собрании и университетские архивы университета Маркветт. В отличие от большинства предыдущих изданий рукописей Толкина, которые включают все изменения, чтобы представить текст, излагающий конечную мысль Толкина по всем вопросам, это издание старается скорее ухватить первоначальную форму, из которой история вытекала из-под его пера со всеми колебаниями относительно формулировок и постоянными изменениями предложений. Даже при том, что первоначальный набросок в общих чертах сильно напоминает опубликованную историю и, действительно, в большей части выражений, однако различия между двумя версиями существенны, и я поставил перед собой цель зафиксировать это настолько тщательно, насколько возможно.

Поскольку опубликованная история настолько привычна, она вызывает впечатление неминуемости, и чем-то вроде шока может стать видение того, как по-другому замысливал Толкин некоторые элементы и как временами они отличны в выражениях. Так (дабы упомянуть о некоторых наиболее поразительных примерах) в первоначальной версии истории Голлум не пытается убить Бильбо, но вместо этого честно указывает ему путь из туннелей гоблинов после того, как проигрывает в игре с загадками.1 Вся сцена, в которой Бильбо и гномы натыкаются на Зачарованный Поток в Лихолесье, не существовала в первоначальном варианте и была вставлена в историю позднее, на стадии машинописи, в то время как их столкновение с пауками было переписано, чтобы убрать все упоминания о большом шаре паучьей нити, посредством которого Бильбо, как Тесей, направлял свой путь через лабиринты Лихолесья, дабы найти своих пропавших товарищей. Такой персонаж как Даин не существовал до очень поздней стадии в написании черновика, в то время как Бард вводится неожиданно только для того, чтобы быть убитым почти сразу. В различных набросках истории Толкин пошел еще дальше, в общих чертах обрисовав как Бильбо сам убьет дракона, также в случае с Камнем Гириона (более известным по своему позднему названию, "Аркенстон"), который был обещан гномами в награду за его деяние. Великое сражение, которое является кульминацией истории, должно было происходить во время возвращения Бильбо, а не у Одинокой Горы; и ни один гном не должен был участвовать в ней, и ни Торин, ни его замечательные (великие-) племянники не должны были умереть. Толкин, конечно же, был весьма искусен в именовании персонажей, и тот факт, что имена некоторых из них, когда они только создавались, были отличны от опубликованных, может привести в замешательство. В большей части первоначальной версии волшебника, который вытаскивает хоббита из его уютной норы, зовут Бладортин, не "Гэндальф", а имя

[477]

Гэндальф принадлежит предводителю гномов, который в опубликованном тексте зовется "Торин Дубощит"; большой медведь-оборотень, с которым Гэндальф и компания встречаются к востоку от Туманных Гор, - Медведь, не "Беорн". Другие имена были более мимолетными, такие как Прифтан для дракона, более известного как Смауг, Фимбулфамби для последнего Короля под Горой и Финголфин для короля гоблинов, которого столь драматично обезглавил Бычий Рев Тук. На словесном уровне - леденящий крик "Вор, вор, вор! Мы ненавидим его, мы ненавидим его, мы ненавидим его навеки!" не был написан до прошествия более чем десяти лет с момента, когда впервые была написана глава Голлум, и не был отправлен в печать до прошествия семи лет после этого; совет волшебника под кронами Лихолесья был "не вешайте носа" (а не более привычный "не падайте духом", который заменил его), и даже последняя строка в книге немного отличается.

Все же, несмотря на эти отступления, большая часть истории по-прежнему будет привычна тем, кто прочитал опубликованную версию - например, все загадки в игре с Голлумом присутствуют в самом раннем черновике этой главы, все имена других гномов те же самые (даже если их роли иногда несколько отличаются), и Бильбо так же претерпевает то же самое превращение из хоббита-домоседа в находчивого и рискового вора-взломщика. В кратком обзоре черновик и опубликованная книга казались бы почти одинаковыми, но тогда Толкин открыто предупредил нас, что не стоит судить об историях из краткого изложения ("О Волшебных Сказках", стр. 21). В случае со столь старательным и дотошным автором как Толкин важны детали, и именно здесь эти две версии расходятся. Думайте об этом первом черновике так же, как, например, о сыром пилотном эпизоде классического телесериала, ранее невыпущенных демо записях для известного альбома или черновой записи любимой симфонии. Или, если использовать более литературную аналогию, связь между этим черновиком и опубликованной книгой скорее подобна связи между первопечатной книгой Кэксона "Смерть Артура" и рукописью той же самой работы, обнаруженной в 1934 г. и известной как Винчестерский Мэлори. В обоих случаях это профессионально опубликованная, более структурированная форма книги, которая стала классикой, в то время как возможная публикация чего-то ближе к тому, что вначале писал автор, открывает многое о том, как была изначально составлена книга, какие были намерения ее автора, и побольше рассказывает о ее сходствах с источниками, особенно когда (в случае с "Хоббитом") те источники - ранее неопубликованные работы Толкина. То, что Толкин сам ответственен за создание отглаженного финального текста, не должно затенять тот факт, что у нас здесь есть две различные версии той же самой истории, и открытие вновь более ранней формы проливает новый свет на привычную. В словах классического эссе Толкина "О Волшебных Сказках":

[478]

"Восстановление... это вновь-обретение... ясности взгляда... Нам нужно... помыть наши окна; чтобы ясно видимые вещи были очищены от темного налета... обыденности... Хорошо знакомых людей ... труднее всего увидеть свежим взглядом, заметить, что все они похожи и различны... Эта обыденность есть в сущности плата за "присвоение": вещи скучные, приевшиеся суть те, которые мы присвоили себе, юридически или в помыслах. Мы говорим, что знаем их. Когда-то они привлекали нас своим блеском, или цветом, или формой, а потом мы схватили их и заперли в своей кладовой; мы завладели ими и, завладев, перестали замечать." (пер. А.П.)

- "О Волшебных Сказках", стр. 53-54

эта потребность в "Восстановлении" особенно уместа в случае с "Хоббитом", который в последние годы все чаще рассматривается лишь как "прелюдия" к "Властелину Колец", как небольшой первый акт, который создает историю и подготавливает читателя к встрече с шедевром. Такое представление не отдает должного ни одной книге и игнорирует тот факт, что история приключений Бильбо задумывалась как независимое произведение в течение семнадцати полных лет до того, как была соединена даже с более впечатляющим продолжением. Я надеюсь, что это издание послужит тому, что читатели смогут увидеть знакомую книгу снова и вновь оценят ее мощь, ее непередаваемое очарование и ее высокую художественную ценность.

zhurnal.lib.ru/editors/a/almieon/h_of_h.shtml

@темы: история хоббита, переводы

URL
Комментарии
2011-02-28 в 21:36 

julia_monday
Железобетонный канонист
Да ты монстр! Дерзай! :)

     

Гондолин

главная